Ангел и эгоист, либо запах дамы

Иной раз наш роман только лишь начинался, я избрала в парфюмерном магазине два аромата — Ангел от Тьерри Мюглера себе и Эгоист Платинум от Шанель для него. Как выяснилось чуток позднее, эти наименования совсем не подходили нраву наших отношений: и мой герой не заслужил упреков в лишнем эгоизме, и во мне обнаружилось не очень самое большее ангельского (жаждая, лицезреет Бог, я чрезвычайно, чрезвычайно, чрезвычайно старалась).

Но с того времени, ежели вдруг долетит откуда-нибудь знакомый, в корпоративном-то не актуальный теснее запах, я мгновенно возвращаюсь в основные месяцы нашего счастья и замираю от их ликующей, ослепительной безоблачности. Наиболее того, иной раз мне неудовлетворительно, печально и одиноко, я, блуждая посреди парфюмерных витрин, нет-нет, ну и нюхну тайком пробник Эгоиста. Изгнанная Ева вспоминает, как благоухало в ее Эдеме… В память о наших корпоративных райских кущах сохранилась традиция: конкретно я предпочитаю, чем благоухать моему возлюбленному человеку. Научно выражаясь, у меня монополия на формирование его ольфакторного вида. Природно, при всем этом мне приходится учесть деловые, служебные и остальные представительские функции свойского мужчины. Но как оконченная эгоистка (уж верно не ангелочек) я в главную очередь потакаю капризам собственного носа. Мне нужен запах, тот или иной приятно будет стирать шкурой и далее носить на для себя. Так сладостно передвигаться в благоуханном коконе, где смешались воедино букеты наших парфюмов и наших тел. Правда, реакция инородных парней на сходственное амбре очень утомительна. Они липнут к для тебя, как загипнотизированные, и выход на улицу оборачивается какой-то безнравственной собачьей женитьбой. Ничего не поделаешь: запах тела — сильнейший афродизиак, а нос фактически у хоть какого жителя нашей планеты — одна из основных эрогенных зон. Недаром его непрерывно пробуют сделать литературным двойником фаллоса. Необыкновенно пострадал в этом отношении Николай Васильевич Гоголь.

Иной раз молвят, что брак — это размен дурными настроениями деньком и дурными ароматами ночкой, водятся в облика союзы, издавна и безнадежно себя исчерпавшие. Верховодила собственной гигиены так неукоснительно вдалбливаются в современного жителя нашей планеты с детства, а индустрия предоставляет столько свободных и приятных способностей для их исполненья, что запах соответствен пониматься тут не практически, но метафорически. В том смысле, что люди друг дружку НА ДУХ не выдерживают. Наука серьезно убеждена, что любовь — это хим процесс, и при главном поцелуе мы встречаем или отторгаем потенциального напарника на молекулярном ватерпасе. В неких восточных языках поцелуй и запах обозначаются один-одинехонек одним словом. Вжимаясь, вдавливаясь товарищ в товарища, любовники создают нечто вроде операции анфлеража — только лишь не так зверски, как Жан-Батист Гренуй, а с большой нежностью. Родной человек — тот, чьим ароматом мы готовы пропитаться насквозь. Иной раз-то, лет 50 назад, дама предпочитала для себя одни-одни из немногих духи на всю жизнь. Смена запаха, как и смена напарника, имелась для нее целым событием, сопряженным с массой условностей и формальностей. Теперешние дамы наименее постоянны: на туалетном столике у нас целая коллекция флаконов, а на антресолях — фотоальбомы былых любовников. При этом и то, и иное довольно интенсивно дополняется. Современная дама не рассталась с мечтой встретить в баста точек свойского единственного мужчину, все-таки категорически отрешается беречь верность какому-или парфюму. В зависимости от предлога, настроения, сезона и медли суток нам необходимы запахи цитрусовые, древесные, морские, цветочные, ванильные, карамельные.

Но что все-таки этакое в случае с нами, непостоянными вертушками, несчастный запах женщины? Во-основных, это излучение нашего тела, способное перевоплотить влюбленного мужчину в реального токсикомана. Помните письмо Наполеона Жозефине: Не мойся, сквозь восемь дней буду?) Обонятельный фетишист — чрезвычайно обаятельный фетишист. Катастрофически приятно, иной раз в тебя внюхиваются с блаженной миной на особе. Не считая того, дама сама может составить себя, как парфюмер сочиняет духи: подвергнуть свою природу очищающей перегонке, перемешать составляющие, тот или другой не хватало, растворить все в спирте (вот с сиим пощепетильнее), отфильтровать, чуток подкрасить, изящно упаковать. И ключевое — рецепт композиции беречь в требовательнейшем секрете. Ежели ваш герой не аносмик, он будет алчно шевелить ноздрями, разгадывая: ага, вот это ее головная нотка (яркость, сияние, фуррор), а вот это — сердечная (горячие губки, нежные пальцы, счастливый взор), а это шлейф, тот или иной тянется, даже иной раз она далековато, и не дозволяет ее запамятовать. Но целый аккорд в целом соответствен оставаться загадкой. Никогда нельзя изъяснять мужчине, из чего же изготовлена дама. Пусть мыслит, что из его ребра. В даме, как в драгоценных духах, ценятся два свойства — летучесть и продолжительность. Нужно иметься свободной, ненавязчивой, и чтоб тебя при всем этом хватило навечно. Желанно — на всю Его жизнь. Цвести и благоухать изо дня в задевай — наша главная миссия. Тяжелая, но выполнимая.

Источник: hochu.ua

ПОДЕЛИТЬСЯ